Скачать новые фильмы и новинки кино 2011 - 2012 года
Главная » Статьи » Мои статьи

Почему страшное кино так притягательно? С чем связана популярность триллеров, кинематографических "кошмаров", порой заставляющих зрите
Почему страшное кино так притягательно?


С чем связана популярность триллеров, кинематографических "кошмаров", порой заставляющих зрителей обливаться холодным потом, жадно глотая воздух и судорожно нащупывая свой пульс? Быть может, они обращаются к кино для того, чтобы разбавить свою емкость dolce vita ложечкой дегтя – пусть искусственного, "киношного", но по виду и запаху весьма напоминающего настоящий? Неужели людям не хватает стрессов в реальной жизни – и они черпают их во время кинопросмотра? Ведь хотя на экране бушуют вымышленные страсти, но стресс, который переживают зрители на короткие моменты, вполне настоящий: у них действительно учащается сердцебиение, повышается артериальное давление, меняются другие показатели организма. Психически здоровый человек, глядя на экранные мучения других, обязательно сопереживает – и это объективно регистрируют чувствительные физиологические датчики и приборы, как показал классический эксперимент А. Бандура (кстати, повторенный нами недавно совместно с украинскими кинодокументалистами).

На самом деле, конечно, стрессов у кинозрителей и в собственной жизни предостаточно. Но именно это парадоксальным образом и заставляет их стремиться к тому, чтобы усугубить свои житейские переживания еще и экранными, в надежде испытать облегчение реальной стрессовой нагрузки по принципу: "Клин клином вышибают". В медицине подобный подход называется эмоционально-стрессовой психотерапией, зрители же прибегают к нему интуитивно, самостоятельно, устраивая себе своеобразную "терапию искусством".

Собственно, то, что "искусство лечит", общеизвестно. Вопрос только в том, чтобы понять наглядно: как именно это происходит? Как запускается подобный внутрипсихический механизм, действие которого описывается хрестоматийной строкой из пушкинской "Элегии": "Над вымыслом слезами обольюсь?" Оказывается, и это имеет свою объективную, психофизиологическую основу. В процессе кино- и телесмотрения сосредоточение внимания, сужение сенсорной сферы приводит к возникновению у зрителя особого, измененного состояния сознания, в котором меняется восприятие действительности, как окружающей (времени, пространства), так и интрапсихической (собственного "Я"). В результате на время стираются границы между фантазией и реальностью, экранные образы "оживают" и вызывают соответствующий эмоциональный резонанс.

К возникновению у зрителя интенсивных эмоциональных реакций приводят универсальные "автоматические" (подсознательные) психологические механизмы:

А) отождествления (идентификации), когда зритель представляет себя на месте героев фильма;

Б) переноса, когда экранный герой напоминает кого-то из значимых фигур в социальном окружении;

В) проекции, когда зритель как бы приписывает героям свои собственные мысли и чувства.

У фанатичных поклонников киноартистов, или созданных ими экранных образов, срабатывает еще один механизм – слияние, или стремление жить интересами обожаемой личности. (Очень ярко и достоверно это отражено в образе чеховской "Душечки".) Особая же популярность триллеров связана с тем, что вызываемый экранным действием отклик легче всего направляется в русло именно негативных эмоций - страха и тревоги. А также, как ни удивительно, агрессии – она служит автоматической "защитой" от страха.

Почему отрицательные эмоции оказываются всегда "наготове", запускаются "с пол-оборота"? Так уж устроен наш инстинкт самосохранения: именно отрицательные эмоции, предупреждающие об опасности, наиболее важны для выживания – именно потому они пробуждаются мгновенно, в доли секунды, и оказывают немедленный мобилизационный эффект на весь организм. Если бы не этот спасительный механизм, действующий бесперебойно, автоматически, наши далекие предки не выжили бы в суровой борьбе за существование, лицом к лицу с опасностями, ежеминутно подстерегавшими их в дикой природной среде. (Конечно, природа, создавая человека в процессе долгой эволюции, вряд ли рассчитывала на то, что он будет сам себя пугать искусственно созданными стимулами.)

Механизм облегченной генерации негативных эмоциональных реакций, по сравнению с эмоциями позитивными, проявляется и на индивидуальном уровне, и на коллективном. На индивидуальном, в частности, он связан еще и с тем, что число базовых отрицательных эмоций в 3 раза превышает позитивные. На уровне коллективном он проявляется в том, что отрицательные эмоции передаются от человека к человеку гораздо легче, чем положительные – опять же, в связи с безусловно-рефлекторными механизмами выживания, только на сей раз группового. Этот механизм эмоционального индуцирования (В.М. Бехтерев), или "психического заражения", лежит в основе переживаний кинозрителя. Причем передачи эмоций происходит как между экранным героем и зрителем, так и между людьми, находящимися рядом в зрительном зале, и своим состоянием невербально "заражающих" друг друга, особенно когда речь идет о переживаниях отрицательных.

И выходит, что индукция позитивных и негативных эмоций в кино изначально "неравноправны": негатив усваивается более эффективно и менее критично. Как только зритель замечает малейшую фальшь (хоть в индийском кино, хоть в звездном "Титанике") по поводу мелодраматического переживания экранными героями счастья, блаженства или экстаза, так сразу же может повторить сакраментальное: "Не верю!" А вот в искренность негативных переживаний героев фильма зритель верит гораздо более охотно, и часто проникается соответствующим экранным "настроением" сразу, почти безоговорочно.
Категория: Мои статьи | Добавил: veraldov (04.01.2012)
Просмотров: 27 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0